Мурат Джаубермезов: «Все мы дети митохондриальной Евы»

25.07.2018 - 14:24 Мнения Просмотров: 2,684
Мурат Джаубермезов, молодой активный ученый, занимается популяционной генетикой. О своем интересе к изучению тайн ДНК заявил еще несколько лет назад.

С группой молодых студентов он взялся за тему кавказского долголетия и решил обнаружить гены, отвечающие за активную старость. Сейчас Мурат работает в Центре молекулярной медицины при Башкирском государственном университете, а также трудится на кафедре генетики и молекулярной медицины.

– Как обстоят дела с рецептом долголетия? Будет ли он доступен обычному человеку?

– Это была моя магистерская работа, когда я учился на биологическом факультете. Поиск гена долголетия изначально не был моей целью, я планировал изучать другую тему, но поддержки не получил и был вынужден взяться за эту работу. Как я и предполагал, серьезных открытий мы не сделали. Кроме броского названия, эта тема у меня не вызвала существенного научного интереса. Однозначно эту тему рассматривать нельзя, долголетие – это совокупность многих генов и средовых факторов, которые вкупе и влияют на продолжительность жизни. Одного какого-то определённого гена, отвечающего за долголетие, не существует. В итоге, несмотря на то, что о работе было заявлено достаточно громко, мы ничего отличного от известных в литературе данных не выяснили.

– Ваши последующие работы на тему ДНК вызывают куда больший интерес. Откуда такой интерес к изучению генетических корней? 

– Я очень люблю историю и всегда интересовался этногенезом своего народа, да и не только своего, всех народов. Меня не совсем удовлетворяли знания, научные факты, которые были в историографии. Мне хотелось узнать больше через более убедительные факты, а это стало возможным через ответы, которые можно получить в популяционной генетике.                  В своей работе я изучал ДНК представителей самых разных народов Кавказа и Волго-Уральского региона. Углубленно рассматривая образцы, я взял за основу данные результатов крови балкарцев и карачаевцев. Эти данные идут как основная линия, чтобы было от чего отталкиваться в сравнении. Данную работу можно разделить на три основных этапа: изучение Y-хромосомы, митохондриальной ДНК и полногеномные данные.  

­­­– Как именно вы проводите исследование, чтобы понять, к какой гаплогруппе относится ваш исследуемый?

– Среди генетических тестов есть те, что позволяют изучить Y-хромосому и потому доступны только для мужчин. Основная работа сводится к определению Y-гаплогруппы (Y-SNP) и Y-гаплотипов (Y-STR).

Гаплотип представляет собой совокупность данных, полученных при изучении STR-маркеров, которые позволяют найти людей, являющихся друг другу близкими родственниками.

Все данные Y-хромосомы мы можем при помощи разных статистических программ обрабатывать и систематизировать в таблицы с указанием национальности, субэтноса, гаплогруппы и гаплотипов.  Гаплотипы каждого исследуемого мужчины состоят из определенного для него количества тандемных повторов изучаемого маркера. Необязательно, что люди, принадлежащие к одной гаплогруппе, являются близкими родственниками.

– Можно ли сделать конкретные выводы о происхождении народов Кавказа?

– В исследованиях мы выявили закономерность – эффект основателя в популяциях Кавказа. Все народы Кавказа при изучении полногеномных данных крайне близки друг другу. Если мы возьмем все народы Кавказа, то в общем мировом филогенетическом древе мы будем в одной точке, рядом. Мы немножко разойдемся, если будем рассматривать только народы Кавказа. Если брать мужскую линию, то популяции, живущие на Северном Кавказе, довольно отличны друг от друга, и, как правило, мы можем сказать, что это совпадает с их языковой принадлежностью.

К примеру, около 30% балкарцев и карачаевцев являются   представителями гаплогруппы R1а-Z2123. Можно сказать, что их предок оказался на территории Кавказа очень давно и развивался отдельно от всех представителей своей гаплогруппы и «родины», являясь праотцом для современных представителей этой гаплогруппы. Эта же гаплогруппа встречается среди башкир, но у балкарца отмечено более 168 мутаций, отличающих его от того же башкира. А их предковая гаплогруппа – R1а-Z2125, широко распространена среди киргизов, пуштунов и некоторых среднеазиатских народов. А у их ближайших соседей, татар, её вовсе нет, хотя они относятся к одной языковой группе. Но она, в свою очередь, не относится к гаплогруппе R1а-Z2123, а уходит в параллельную ветвь генеалогического древа.

Нельзя делать однозначных выводов, но, возможно, очень давно предок балкарцев, представитель гаплогруппы R1а, ушел на Кавказ из Средней или Южной Азии, через Волго-Уральский регион. Еще одна распространенная среди балкарцев гаплогруппа – Q-M242, которая, вероятнее всего, возникла на территории Центральной Азии и Южной Сибири от 15 до 25 тысяч лет назад в популяции туркмен и у коренного населения Америки. Будучи довольно широко представленной в Сибири и Средней Азии, Q-M242 значительно реже встречается в Южной и Юго-Восточной Азии.

Ранее в популяциях Северного Кавказа с максимальной частотой Q-M242 была обнаружена в популяции чеченцев – 4,8%, у балкарцев она выявлена с максимальной для всего Кавказа частотой 6,8%. Что особенно интересно, все балкарские образцы относятся к ветви Q1a-M25, в то время как чеченские – к ветви Q1a-M346.

Также интересно, что максимальное содержание данной гаплогруппы выявлено в наиболее восточных субгруппах балкарцев – безенгиевцев (13,2%) и малкарцев (7,4%). Свести данный компонент к влиянию на генофонд балкарцев со стороны ногайцев и калмыков, имеющих азиатское происхождение, также нельзя из-за выявления в их среде лишь единичных представителей этой гаплогруппы.

При использовании данных коммерческой компании Familytreedna можно обнаружить, что в кластер Q1a-L712 объединены балкарские и секлерские (субэтническая группа венгров) образцы. Тюркский генетический вклад в генофонд венгров и особенно секлеров ранее был оценен в 5-7,5%, а основными гаплогруппами, ответственными за азиатскую примесь среди венгров, среди прочих являются гаплогруппы R1a-Z93 и Q-M242, широко распространенные среди балкарцев и карачаевцев.

Генетическая связь венгров с гуннами была подтверждена при изучении разнообразия митохондриального генофонда данных народов. Имея в виду, что появление венгров в Европе историками приурочено к гуннскому периоду и учитывая связь балкарских и секлерских гаплотипов, можно сделать предположение о гуннском компоненте в генофонде балкарцев. Данная гипотеза отчасти подтверждается историками и филологами, занимающимися изучением карачаево-балкарского языка.

– Почему ДНК балкарцев получил ряд схожих мутаций с теми народами, которые вы перечислили?

– Популяционная генетика интересна тем, что при её изучении обращаешь внимание не на принадлежность к языковой группе, а на географический ареал обитания заселения данных народов.  Все народы, именно все, близки к своим географическим соседям, а не к народам той же языковой группы.  Если брать балкарцев, то нам ближе всего осетины, кабардинцы, чеченцы, сваны, мегрелы, но не башкиры, киргизы, татары – ­это можно сказать, ориентируясь на полногеномные данные.

Географический ареал распространения играет более важную роль, чем принадлежность к языковой группе. Все народы Северного Кавказа генетически крайне близки друг другу.  То есть кавказцы, по сути, имеют происхождение с Ближнего Востока и Ирана, но ни в коем случае мы не говорим, что мы потомки арабов или персов. В то время когда это происходило, не было ещё никаких народов, у нас просто-напросто общие корни.                           

Имея общее древнее происхождение, по данным широкогеномного секвенирования, народы Северного Кавказа проживают в сравнительно малом географическом регионе и постоянно контактируют друг с другом. В данной обстановке, да ещё зная любовь этих народов к изучению своей истории, ДНК-исследования несут в себе позитивный потенциал для межнациональных отношений, так как все народы так или иначе связаны общими генами.

­­– Мы дошли в изучении ДНК до того, что произошли от Адама и Евы?

– Все эти филогенетические деревья, которые мы рисуем, в основании имеют либо Адама, либо Еву (в зависимости от того, какую систему маркеров мы используем). Существует такие понятия, как Y-хромосомный Адам и митохондриальная Ева.  Митохондриальная Ева – это женщина, от которой ведут свое происхождение все  женщины, которые существуют на планете, все они имеют общую мать. Генетически доказано, что она жила около 120 000 лет тому назад. Это не говорит о том, что до неё никого не было, было много женщин, но потомство других женщин со временем вымерло, и сейчас всех нас можно свести в итоге к одной женщине – митохондриальной Еве. То же самое с Y–хромосомой – всех мужчин можно свести к Y-хромосомному Адаму.

– Почему занялся исследованием ДНК жителей Кавказа, а именно балкарцев и карачаевцев? Только потому, что тебе хотелось узнать о своих корнях?

– В начале исследования – да. У мирового научного сообщества маленькие народы Кавказа всегда вызывали огромный интерес, особенно у генетиков. Вообще Кавказ находится на границе Европы и Ближнего Востока, и миграционные пути древних людей пронизывали эту территорию издавна. Кавказ можно однозначно назвать одним из очагов древнейшей цивилизации.

Мало где об этом говорится, но, допустим, один из крупнейших погребальных комплексов всей Евразии, всего нашего материка, находится между Нальчиком и Урванью, вдоль федеральной трассы. Третий по величине на территории Евразийского континента погребальный комплекс высотой более 20 метров! Этому курганному комплексу более 6000 лет, то есть Северный Кавказ – это северная оконечность великой Месопотамской цивилизации.

В настоящее время готовятся научные работы по изучению древнего ДНК. По сути, народы Северного Кавказа – просто-напросто продолжение древнейших культур. Вот народы Закавказья очень сильно похожи на древние популяции. А мы живём здесь и были смешаны с европейскими популяциями – не путайте, не с нынешними предками современных европейцев, а с древними народами, жившими в Европе.

– Получается, что возможно изучение древней ДНК? Что это нам даст в итоге?

– В настоящее время активно проводятся работы по изучению древней ДНК, лет 10 назад об этом можно было только мечтать. Сейчас стало возможным получать полногеномные данные древних популяций, которые позволят нам сказать, кто мы и откуда. В журнале Naturе была опубликована статья, частично затронувшая происхождение аланов и родственных связей аланов и современных народов. Там делается вывод, что балкарцы, карачаевцы, осетины, чеченцы являются потомками аланов, но это очень приблизительные данные, так как они основываются на изучении 5 образцов ДНК. Не совсем научно и рано делать такие серьёзные выводы.

В ближайшее время должно быть изучено большое количество древних образцов ДНК. Сравнив их с современными популяциями, можно будет делать более обоснованные выводы.

Поскольку современные популяции изучены вдоль и поперёк, теперь мы изучаем ДНК древних народов, идём в глубину веков, и неважно, о какой географической территории мы говорим. В базе данных у нас есть все популяции, мы изучаем древние ДНК в привязке с современными. Мы можем привязать их при написании выводов, можем связать полученные данные с интересующими народами. Распыляться и одновременно изучать все народы мы пока не можем.

– Откуда вы берете ДНК древних народов?

– Лучше всего ДНК выделяются из височной части черепа или зубов. Не всегда мы можем обнаружить височную часть черепа, и потом при изучении височную кость трогать, конечно, жалко. Одно дело – взять один зуб для изучения, другое дело – отколоть от черепа височную часть, просто жаль. Поэтому мы чаще всего работаем с зубами.

– Как работается молодому ученому?

– Непросто. За образование платил практически сам, не было никакой поддержки. В начале своей работы по изучению ДНК при сборе анализов крови мне активно помогали друзья, родственники и энтузиасты. Сейчас, конечно, ситуация изменилась, я работаю, но остается крайне мало времени на мои научные разработки. Получил возможность лично общаться с учеными, которые широко известны своим работами.

– Что бы вы посоветовали себе в то время, когда были молодым студентом?

– Самое главное – проявлять упорство и настойчивость в достижении целей. Люди, которые вставляют палки в колеса, не должны повлиять на твою судьбу. А если будет цель, и ты будешь идти к ней, то в любом случае ты ее достигнешь. Все пути ведут к цели.

– Генетику важно оставить после себя потомство?

– Как и всем. Фамилия, в конце концов, когда-нибудь исчезнет, но то, что исчезнет и генетический след – вот это принять нелегко. Мой дедушка был единственным взрослым мужчиной из всей фамилии, который чудом выжил, пережив репрессии 30-х годов, войну и депортацию. Женился очень поздно, отец родился, когда ему было уже 63, а когда я родился, моему отцу было 35. Так что, конечно, надо жениться, надо чтобы были дети. Вся генеалогия моей фамилии, начиная с 1700 года, поместится на листике форматом А4. Когда заходит разговор на эту тему, я обычно говорю: люблю футбол, а значит нужна футбольная команда.

© РИА "Кабардино-Балкария", 2018

Поделиться

Читать также