Культура Луначарский и Саид Шахмурзаев

Луначарский и Саид Шахмурзаев

10 марта исполнилось 130 лет со дня рождения просветителя Саида Шахмурзаева.

После октябрьской революции 1917 года Саид Шахмурзаев был среди первых активистов создания новой жизни в Кабардино-Балкарии. Себя он нашёл не в комиссарской кожанке и с маузером в руке, а в просветительской работе. Он был для балкарского народа первый просветитель, он же – создатель новой балкарской письменности, народный поэт, этнограф и философ.

Получив начальное духовно-религиозное образование в своем селе у местного эфенди, провозвестника ислама в Чегемском ущелье Ахмата Даутовича Шаваева (Шавай-хаджи), Саид отправился в Карачай. Медресе стало для него следующей точкой отсчета. Там он изучал Коран и выучил его, как свидетельствовали современники, наизусть. Пройдя далее все центры мусульманского и светского образования – от школы в чегемском Эль-Тюбю, Акътопраке до Кёнделена, Учкулана, Ногая (Эркин-Шахара), Буйнакска, Кизляра и Симферополя (педтехникум), – Саид приобрёл знания арабского, тюркских языков и освоил латиницу.

История его общения с первым наркомом просвещения РСФСР Анатолием Луначарским касается вопросов народного просвещения и, в частности, перехода на латинский алфавит.

Анатолий Васильевич Луначарский после революции 1917 года возглавил Наркомат просвещения. Как известно из официальных биографических источников, Луначарский был сторонником перевода русского языка на латиницу. В 1929 году Народный комиссариат просвещения РСФСР образовал комиссию по разработке вопроса о латинизации русского алфавита.

Латинизацию решили начать с языков национальных меньшинств. На тот момент Саид Османович Шахмурзаев как раз занимался открытием школ в балкарских селениях, готовил первый букварь для детей. Но совершенно было неясно, какой использовать алфавит. Как раз в этот период Саида вызвали в Нальчик. В Наркомпросе КБАО первый местный нарком просвещения, разработчик первых книг на национальном языке для кабардинских школ Батий Хуранов сказал Саиду, что ему придётся ехать в Москву.

На поездку в Москву наркомпрос КБАО выделил небольшие средства, и просветитель отправился в столицу. Там Саида Шахмурзаева принял нарком Луначарский. В той беседе Луначарский предложил просветителю перейти на латинский алфавит и написать для этого необходимые учебные пособия – буквари, основы правописания и так далее.

Луначарский интересовался мнением Шахмурзаева. Саид впоследствии рассказывал, что Анатолий Васильевич был очень вежлив и деликатен. Он в процессе разговора понял, что Саид владеет арабским и тюркскими языками, латинским. К тому же Саид был сторонником латинизации алфавита.

Саид Османович сказал Луначарскому, что это задача не одного дня, так как большая часть грамотных балкарцев пишет на арабском. Но пообещал, что приложит все усилия, чтобы выполнить задание Луначарского.

По приезду в Нальчик он доложил Бати Хуранову о разговоре в Москве. Доложили об этом и Беталу Калмыкову. Получив согласие руководства республики, Саид Османович активно взялся за работу. Шахмурзаевым был составлен латинский алфавит для балкарской письменности и подготовлены учебно-методические материалы для перехода на латинское правописание. Но в Москве произошли изменения.

Не участвуя во внутрипартийной борьбе, Луначарский в конце концов присоединился к победителям; но, по словам Троцкого, «до конца оставался в их рядах инородной фигурой». Осенью 1929 года Луначарский был смещён с поста наркома просвещения и назначен председателем Учёного комитета при ЦИК СССР. Избран академиком АН СССР (1930).

В начале 1930-х Луначарский – директор Института литературы и языка Комакадемии, директор ИРЛИ АН СССР, один из редакторов Литературной энциклопедии. Луначарский был лично знаком с такими известными зарубежными писателями, как Ромен Роллан, Анри Барбюс, Бернард Шоу, Бертольт Брехт, Карл Шпиттелер, Герберт Уэллс и другими.

С уходом Луначарского с должности наркомпроса РСФСР идея перевода всей письменности в СССР на латинский алфавит была отвергнута. Хотя ещё какое-то время её обсуждали. Но Сталину она была не по вкусу.

В архивах КБР остался подлинник того самого латинского алфавита, который создал Саид Османович Шахмурзаев и который был уже отпечатан для школ в типографии. Конечно же, были у него и помощники, с которыми он советовался, когда занимался созданием современной балкарской письменности. Но, к сожалению, их имена в наших домашних архивах не сохранились.

Потом Саид Шахмурзаев некоторое время ещё переписывался с Анатолием Васильевичем Луначарским. В 1933 году Саид узнал о смерти первого наркома.

В доме Саида хранились три письма от Луначарского, но в день депортации балкарского народа в 1944 году было не до сбора бумаг и писем. Письма остались в доме Саида и, конечно же, не могли сохраниться. Но Саид Османович всегда бережно хранил память о Луначарском и говорил, что Анатолий был хороший и просвещённый человек.

Заурбек Шахмурзаев

Поделиться новостью

Информация

Информация оперативного штаба КБР Национальные проекты Национальный террористический проект