Спелеологическая экспедиция «Сары-Тала -2017»

20.01.2017 - 16:41 Просмотров: 1,210
Дорогие друзья! Этот календарный год в республике начался не только с традиционных новогодних праздников, но и с проведения очень  интересной, необычной экспедиции по изучению подземного мира известного урочища Хумалан, расположенного в среднегорье республики между Хуламо-Безенгийским ущельем и ущельем Хари-Су.

Речь идет о межрегиональной спелеологической экспедиции «Сары-Тала-2017», в основных мероприятиях которой мне довелось принять активное участие, пройти забытыми подземными маршрутами, воочию увидеть, как зарождается река Нальчик, ну и, конечно же, получить ценный опыт работы под землей. Итак, все по порядку…

Организатором экспедиции выступил известный московский спелеоклуб «Перово» при поддержке Русского географического общества. Представители перовского клуба вместе с исследователями пещер из Нальчикской секции спелеологии с 1978 года проводили совместные экспедиции по поиску и изучению пещер в Кабардино-Балкарии.

Вся эта работа продолжалась до середины 90-х годов, однако, став ненужной республике, сошла на нет, а имеющие знания и навыке местные спелеологи разъехались либо уже по возрасту и состоянию здоровья не могут вести данную работу. Одним из последних «могикан» республиканской спелеологии является Анатолий Васильевич Шамрай, основавший в 1976 году Нальчикскую секцию спелеологии, с которым мне посчастливилось познакомиться пять лет назад во время совместного похода в Бедыкскую пещеру.

Анатолий Васильевич является пенсионером и работает оператором на одной из водозаборных станций Нальчика. Сам он родом из Крыма, где в молодые годы увлекался спелеологией, получил базовые знания и практику. Попав по распределению кадров на Нальчикский завод полупроводниковых приборов, остался жить в Кабардино-Балкарии, а профессиональное увлечение передал своим коллегам, с которыми и создал спелеологическую секцию, долгие годы обучал пионеров основам спелеологии. Я знаю нескольких мужчин с характерными для возраста животами и лысинами на голове, которые, будучи детьми и юношами, занимались в секции у Анатолия Васильевича и отзываются о проведенном времени с большой любовью и уважением к педагогу.

В свои 69 лет он по-прежнему ходит в походы, следит за спелеологическими экспедициями в стране, хранит в личном архиве все записи многолетней работы и консультирует приезжающие в республику организованные и неорганизованные группы спелеологов.

Еще 10 лет назад он попытался возобновить  работу с детьми и даже открыл детско-юношескую секцию спелеологии на базе одного из центров допобразования в Нальчике, однако, не найдя поддержки и понимания со стороны руководства, был вынужден оставить эту работу.

При этом спелеология – интереснейший раздел наук о Земле, а именно карстоведения, находящийся на стыке физической географии, гидрогеологии и минералогии, занимающийся всесторонним исследованием и изучением природных подземных пространств. Помимо научных целей спелеология - это отличная школа для подрастающего поколения, жизненная школа.

В техническом преодолении препятствий спелеотехника - нечто на стыке спортивного туризма, альпинизма и скалолазания, выделенная в отдельную технику СРТ.

К сожалению, сегодня наша республика практически безвозвратно потеряла специалистов в этой области. Именно поэтому, благодаря вновь появившемуся к нашим пещерам интересу со стороны столичных клубов и возобновлению работы, мне и немногим ребятам стало возможным приобщаться к спелеологии и получать знания и навыки.

С московскими спелеологами мне удалось познакомиться во время прошлогодней экспедиции благодаря Анатолию Шамрай, который предложил мне подняться на поляну Сары-Тала и понаблюдать за их работой. К тому времени на моем счету уже было прохождение ряда несложных пещер, не требующих специального снаряжения, в том числе и в Сарыталинском массиве.

Разумеется, знакомство с совершенно новой работой в рамках хорошо организованной экспедиции вызвало желание принять в ней участие. Убедившись в том, что я обладаю начальной альпинистской и скалолазной подготовкой, умею работать со снаряжением, руководитель экспедиции Григорий Саневич разрешил мне с товарищем – спасателем МЧС Андреем Ремизовым – присоединиться к группе во время спуска в самую большую пещеру республики – «Главный калибр». Её протяженность на 2016 год составляла более  2,5 км. разведанных ходов. Из этой пещеры вытекает один из притоков реки Нальчик. 

Чтобы попасть в пещеру, нужно было преодолеть порядка 350 метров провешенной страховочной веревки и совершить спуск в обрыв по отвесной скале.

Увидев вживую это чудо природы, а также работу спелеологов, я, что называется, заразился идеей узнать больше о спелеологии и самом районе Сары-Тала. Тогда пройти вглубь заводненного коридора мне не удалось из-за отсутствия жизненно необходимого  гидрокостюма, однако пещера оставила в душе неизгладимое впечатление и непреодолимое желание вернуться в неё вновь.

По итогам трех лет самостоятельной и командной работы в пещерах республики мною было написано множество статей в личном блоге, отсняты сюжеты для телевидения.

В августе прошлого года в республику приехали мои давние товарищи: москвич Игорь Коммель и поляк, проживающий в Англии, Павел Кравчик, с которыми я знаком с 2012 года. За последние пять лет эти ребята  исследовали большое количество пещер республики, а в 2016 году завершили топографическую съемку уникальной Бедыкской пещеры.

Вместе с ними мы тогда решили совершить спуск в пещеру «Главный калибр».  Благодаря наличию у нас гидрокостюмов, мы сумели пройти вглубь пещеры около 600 метров. Дальнейшее продвижение остановил начавшийся на поверхности ливневый дождь, из-за чего вода в пещере начала резко подниматься и возникла угроза затопления узких коридоров. В процессе той небольшой экспедиции мною был отснят интересный и красочный ролик, доступный для просмотра на личном видео канале в Ютюбе.

Экспедиция «Сары-Тала-2017» готовилась долго и основательно. Её участниками стали спелеологи из разных регионов России, в том числе представители отделений Русского географического общества из Крыма. Проживала группа традиционно на территории коша Уяна-Тюб.

Район урочища Сары-Тала – это уникальная система природных карстовых пещер, кладезь для спелеологов, являющийся одним из немногих в стране, где на сравнительно небольшой территории находятся горизонтальные  одноуровневые и многоуровневые пещеры, глубокие вертикальные колодцы с подземными  водоемами. В зимнее время года уровень воды в пещерах падает, что дает возможность уверенной и стабильной работы под землей.

На первом этапе экспедиции были провешены страховочные навески к десяти пещерам и прошло обучение в рамках школы спелеологов для молодых ребят. Прока вся страна отмечала новогодние праздники, объедаясь салатами и мандаринами, эти отважные «спелеошкольники» проводили тяжелую и опасную работу под землей, отрабатывая на практике свои знания.

С 8 января «школьники» уехали домой, а к основной группе присоединились коллеги из Крыма, в числе которых оказался известный спелеолог, ученый, преподаватель Крымского федерального университета, президент Российского союза спелеологов, обладатель мирового рекорда по спуску в пещеру (на глубину 2158 метров) Геннадий Самохин.

Работа крымских спелеологов проходила в рамках научно-исследовательского проекта по составлению кадастра пещер России, инициированного в 2016 году президентом Русского географического общества С. Шойгу. Приезд крымских спелеологов придал экспедиции уже научный статус.

Итак, мне довелось добросовестно отработать четыре полных дня экспедиции. Все началось с посещения несложной, но очень красивой пещеры Суакан, которая не требует работы в гидрокостюме, при этом вход в неё – это верхняя часть подземного водопада, который падает в глубокий колодец пещеры. Однако зимой река замерзает и прорубленный проход во льду дает возможность спуска вниз практически по сухому.

Внизу пещера разделяется на сухой коридор и русло небольшой реки. Прошли по руслу до сифона, в который она уходит, где наткнулись на мемориальную табличку, установленную в память о погибшем в 1983 году молодом московском спелеологе Александре Веревкине. Он утонул в этом самом сифоне – то ли от отказа оборудования, то ли от того, что застрял. Ещё в прошлые годы я слышал от ветеранов нашей спасательной службы об очень сложной поисковой операции, в которой пришлось задействовать подмосковных специалистов. После этого трагического случая не предпринималось попыток пройти данный сифон, и никто не знает, каково продолжение ходов пещеры за ним.

Далее мы прошли в сухую часть пещеры до обвального зала, в одном из углов которого наткнулись на очень древние кости крупного млекопитающего. Вопрос встал сам по себе – откуда они и как попали в столь отдаленные ходы пещеры. При этом, как выяснилось позже от ребят, одна из экспедиций в прошлые годы брала образцы костей и показывала их палеонтологу, который пришел к заключению, что кость принадлежит южному слону или мамонту возрастом до 50 тыс. лет. А в пещеру кости либо смыло водой, либо много тысячелетий назад существовал доступный вход, и животное само зашло в недоступные сегодня глубины.

На следующий день нам предстояло спуститься в пещеру НСС-53, представляющую собой пещеру-источник с двумя входами, в которой возможно пройти сквозным траверсом. Спуск в пещеру по длинной веревке запомнился большим карстовым залом, который, освещенный светом фонарей, напоминал подземный дворец с резным и сглаженным рельефом.

Далее нам предстоял долгий спуск по бескрайним коридорам пещеры прямо по руслу подземной реки. Надев гидрокостюмы, мы приступили к преодолению технических препятствий. Пещера меняла свой облик постоянно: широкие и высокие потолки сменялись узкими лазами, именуемые на языке спелеологов шкурниками. Шли долгими заплывами то по колено в воде, то буквально едва протискиваясь на спине, напряженно глотая воздух и боясь захлебнуться в полусифоне.

Вышли из пещеры мы в сумерках прямо в обрыв каньона реки Нальчик, верхний защитный костюм тут же сковало коркой льда, нужно было спешить к кошаре, чтобы не получить переохлаждение и высушить вещи для итогового и долгожданного спуска в пещеру Главный калибр.

Спешить с утра в пещеру Главный калибр мы не стали, так как знали, что туда с раннего утра отправились на три дня две группы спелеологов, при этом спуск в пещеру занимал длительное время, пока каждый участник освободит занимаемую станцию на веревке.

Пошли в пещеру мы вчетвером. К большой радости на нижних станциях мы догнали крымских спелеологов, и пока в очередном порядке ребята спускались в обрыв, мне довелось пообщаться с легендарным спелеологом Геннадием Самохиным.

После спуска в пещеру мы все загидровались и начали заплыв в её бесконечные коридоры. Радости не было предела, когда после 40 минут напряженной работы в воде мы добрались до подземного озера, в которое с шумом падал 10-метровый водопад.

В жизни у путешественников и исследователей довольно редко случаются моменты, когда человек, и так видавший многое в пути, может себе позволить детский восторг, радость и волну эмоций, когда он понимает, что попал в уникальное место, которое видело за всю жизнь всего пару десятков человек и которое он, может, больше никогда не увидит. Это был именно такой момент…

Передохнуть долго пещера не дала, пригодились навыки скалолаза, пришлось взбираться на водопад по боковой скале, после которой начинался долгоиграющий и очень неприятный шкурник, в котором я по неопытности основательно застрял, зацепившись карабином за камень, при этом всем своим весом лежа на этом карабине, не имея возможности приподняться. В такие моменты самое главное – не запаниковать, иначе не избежать беды. Тут же вспомнил свой случай с переплыванием полусифона в пещере НСС-53, когда из-за неаккуратного движения черпанул носом воду, а перевернуться на живот и откашляться не было возможности, вот и пришлось, что называется, зубами вцепиться в скалу и откашливаться, лежа на спине, иначе в панике мог и вовсе захлебнуться. Вот и в шкурнике полежал в застрявшем положении несколько минут, расслабился и смог сместить карабин.

Наверное, для новичка сложней всего не освоить технику СРТ для работы под землей, а психологически привыкнуть к замкнутому помещению, бескрайней пустой темноте, в которой нет утра или вечера, лета или зимы, а представления о пространстве и времени в корне отличаются от привычных.

Там, внизу, ты очень четко понимаешь слабость и немощность своих способностей на фоне подземной красоты и величия, понимаешь, что проживешь свою жизнь и уйдешь, а за это время в пещере упадет пара камней или она станет на пару сантиметров глубже…

Вскоре после шкурника мы дошли до развилки и долго спорили, куда идти. В итоге вышли ещё к одному водопаду, подняться  к которому было возможно с использованием провешенной там страховочной веревки. После подъема мы вновь пересеклись с группой крымских спелеологов, которые уже приготовили к работе геологический локатор для выявления отдаленности ходов пещеры с поверхностью. Здесь я и взял у Самохина интервью, в котором он рассказал, что они установили подземный базовый лагерь №2 (ПБЛ) в самой дальней части пещеры и намерены провести в нем три дня. Он доволен ходом экспедиции, благодарил ребят из перовского клуба за уже проделанную работу. По его словам, на территории Кабардино-Балкарии известняками сложены среднегорные Пастбищный и Скалистый хребты. Здесь в изобилии встречаются поверхностные и подземные карстовые формы. Подземный мир урочища Сары-Тала перспективен для спелеологической работы и является естественным природным полигоном для научно-исследовательской работы, школы для молодых спелеологов, а также для спелеотуризма. Проведение в республике подобных крупных межрегиональных экспедиций может дать толчок для развития спортивного, научного и туристско-экскурсионного спелеодвижения в регионе.

После этого мы попрощались и двинулись в направлении ПБЛ №1, но опять заблудились и отдалились по параллельному коридору на 600 метров, вымотавшись физически в нескончаемых ходах.

Через час скитаний мы услышали голос руководителя экспедиции Григория Саневича, который, увидев нас, искренне удивился, зачем мы сюда лезем, ведь до лагеря №2 ещё далеко. Поняв, что мы заблудились, он по доброй традиции поиздевался над новичками, рассказал пару анекдотов и указал нам правильный путь.

В ПБЛ №1 мы дошли очень уставшими. К тому времени там была установлена палатка, ребята, переодетые в чистую и сухую одежду, устраивали быт, а мы на их фоне выглядели, как беспризорники из грязной бочки. Передохнули немного, сделали общее фото с первым в истории республиканских подземелий флагом Русского географического общества, перекусили и отправились к выходу.

На поверхность вылезли в десятом часу вечера, крайне измотанные, и по зимнему морозному воздуху через лет шли около часа до коша…

За время экспедиции была проведена топографическая съемка пещеры «Главный калибр» - крупнейшей пещеры-источника Кабардино-Балкарии. Съемка осуществлялась с использованием современного геодезического оборудования. Опробована новаторская методика по поиску новых входов в пещеры с применением электромагнитного излучателя. Уточнены кадастровые сведения о десятках пещер массива. Кроме этого, собраны уникальные образцы представителей подземной биоты. Также благодаря первопрохождению ранее не изученных ходов и колодцев крупнейшая из обнаруженных пещер в республике – «Главный калибр», являющаяся одним из источников реки Нальчик, стала на 400 метров протяженнее и составляет теперь 2900 метров разведанных ходов.

По итогам экспедиции мы провели встречу участников с заинтересованными в развитии спелеологии представителями органов государственной власти республики, на которой были обсуждены вопросы дальнейшего сотрудничества республики с Российским союзом спелеологов, а также планы на этот год. Со своей стороны Геннадий Самохин пригласил нас на большую конференцию спелеологов, которая пройдет в Крыму в феврале текущего года.

Я очень надеюсь, что организованные группы спелеологов продолжат приезжать к нам в будущем и хочу с их помощью приобрести как можно больший багаж знаний и умений, чтобы открыть секцию, или спелеологический клуб и начать возрождение нашей спелеошколы под крылом Российского союза спелеологов.  К тому же при правильном подходе возможна разработка маршрутов приключенческого и экстремального туризма, связанного с посещением пещер, которые можно будет в будущем коммерциализировать и сделать составной частью республиканского туристского продукта.

Суждено ли этим планом сбыться, покажет время, однако лично для меня экспедиция «Сары-Тала-2017» останется одним из ярких воспоминаний.

По прочтении статьи предлагаю вам, дорогие читатели, посмотреть мой небольшой фильм о работе экспедиции.

Тенгиз Мокаев

краевед, член Русского географического общества

фото автора

Поделиться

Читать также

Комментировать

Войдите, чтобы оставлять комментарии