В ГОСТЯХ У ТИТАНОВ

03.10.2016 - 14:19 Просмотров: 716
Замечательный русский писатель, «король фельетона» начала ХХ века Влас Дорошевич, говоря о своем образовании, писал: «Ходил в гимназию, учился в Малом театре». Перефразируя его, ты мог бы сказать о своем ленинградском периоде: «Ездил в университет, учился в Эрмитаже и Русском музее». Твоими учителями наряду с выдающимися математиками Д.К.Фаддеевым и В.А.Рохлиным были Рембрандт, Рубенс, Матисс, Мане, Ренуар и Сезанн.

Эрмитаж был на другом берегу Невы, надо было сесть на «десятый» троллейбус, переехать Дворцовый мост и сойти на первой остановке. В те достославные времена билет в главный художественный музей страны по студенческому билету стоил 10 копеек. Билет в троллейбусе – 5 коп. Всего за 15 копеек ты всегда мог попасть в чудо, в живописный Эдем, в гости к титанам духа и совершентства. Теперь же вход в Эрмитаж для студентов и пенсионеров и вовсе бесплатный.

Первое, что бросилось в глаза в этом году – отсутствие очередей в кассы. Начало сентября, иногородние  школьники, студенты и их родители, а они составляют летом и на любых каникулах основную массу посетителей музея, разъехались по своим городам и весям. В большинстве своем экскурсанты -  иностранцы, почему-то очень много в этом году японцев. Иностранные туристические группы  заходят в музей с другого входа – с Дворцовой набережной, а мы – россияне, - проходим с Дворцовой площади во внутренний садик и далее к кассам.

     

Второе – необычная скульптура, стоящая у хода в музей. Огромный камень и опирающийся на него большущий шест из металла. Японский художник корейского происхождения Ли Уфан «Трость титана», работа 2014 г.

«В своих работах Ли Уфан, по образованию философ, всегда совмещает разные по происхождению, контрастирующие между собой материалы. Художественная идея Ли Уфана – это создание гармонии между ними. По словам художника, в скульптуре «Трость титана», камень и сталь обозначают различие между природой и индустриальным обществом, которые, как инь и ян, одновременно и враждебны друг другу, и неразрывно связаны между собой… Несмотря на свои внушительные размеры, скульптура «Трость титана», весящая 9 тонн, производит впечатление камерного объекта», - читаем мы в эрмитажном буклете, посвященном этой выставке одной скульптуры.

Там же прочтем, что в 2001 году Ли Уфан был награжден Императорской премией Японии за «большой вклад в развитие современного японского искусства».  А его минималистские скульптуры и живописные произведения  неоднократно выставлялись в крупнейших музеях мира – в садах Версаля и музее Гуггенхайма в Нью-Йорке, в лондонской галерее Тейт и на Венецианской биеннале. Теперь вот – и входа в Эрмитаж.

Мы видим, что титан оставил свою трость у входа и, видимо, прошел уже в музей, чтобы поговорить, а может быть, помолчать (что тоже есть форма диалога  в обществе равных по духу) с другими титанами.  Поспешим же на встречу с ними!

Получив билет, а для этого в Эрмитаже обязательно надо предъявить паспорт, и пройдя турникеты, мы направляеся сразу к Иорданской летснице, ведущей на второй этаж. На этой главной парадной лестнице,  на ее ступеньках и лестничных площадках всегда толпы экскурсантов – разглядывают великолепие убранства Зимнего дворца, фотографируются, слушают экскурсоводов, рассказывающих об истории дворца российских императоров на разных языках.

Но мы быстро поднимемся  по лестнице и, оставив в стороне Малый Тронный зал, Военную галерею 1812 года, Георгиевский и другие залы, посвященные русской культуре и истории XVIII-XIX веков, направимся  привычным путем – в сторону Павильонного зала.

Здесь всегда тоже много туристов, стоящих возле огромных часов «Павлин», изготовленных  в XVIII веке английским механиком Дж.Коксом, или разглядывающих панораму Зимнего сада под стеклянной крышей, устроенного в комплексе с Павильонным залом знаменитым русским архитектором А.И.Штакеншнейдером в 1850-1856 г.г.

Далее наш путь  лежит через длинную Петровскую галлерею, где  экспонируется немецкая живопись, церковная атрибутика и скульптура XVI – XVIII веков.

Проходя по галереям и залам Зимнего дворца, Малого и Старого Эрмитажа невольно вспоминается старый телерепортаж о том, как Путин проводил экскурсию по этим же местам для президента США Дж. Буша-младшего. Бравый техаский ковбой шел рядом с нашим лидером  с запрокинутой вверх головой и щироко раскрытыми глазами, постоянно восклицая: «Вау!». А в конце с завистью спросил президента: «Ты здесь живешь?». Наши музеи, русская классическая музыка и литература, великая культура  – вот главное оружие нашей державы, способное покорить любую страну и любого лидера. К сожалению, политики редко им пользуются.

Но вот и первая цель нашего путешествия – зал Питера Пауля Рубенса, подлинного титана фламандской живописи  XVIII века. Здесь шедевр на шедевре, некоторые работы висят в два, а то и в три ряда. Чтобы у посетителей не кружилась голова,  и они могли рассмотреть огромные полотна мастера в зале стоят два больших обитых красным бархатом пуфика.

Напротив окон  величайшие творения мастера – «Союз Земли и Воды» и «Вакх». Ты уже не помнишь, сколько времени за все годы провел возле этих картин, поглощая взором симфонию красок, разумом – композицию и мифологическую составляющую сюжета, а душой – божественную гармонию земного бытия. Для тебя эти картины стали авторитетным свидетельством  того, что Земля некогда была Эдемом и предназначение человека заключается в поисках утраченной красоты и единения с окружающим его миром.

«Скомпонованная по принципу декоративной фонтанной скульптуры, фигурная группа картины словно «открывается» навстречу зрителю: выплывающий из-под скалы тритон, трубящий в раковину, и играющие в воде путти выносятся волнами уже за пределы рамы, как бы к ногам остановившегося перед картиной человека. Однако хотя фигуры данной композиции Рубенса напоминают по характеру скульптурную группу, они решены всецело средствами живописи. Причем, в отличие от произведений периода «классицизма», с его интересом к линии, к четким очертаниям пластических форм, к чистому локальному тону, контуры фигур в «Союзе Земли и Воды»  значительно смягчены тонко разработанной живописной светотенью и на смену гладкой, эмалевидной манере письма пришла широкая, свободная техника, позволившая художникуобратить мощный аккорд светлых и звучных локальных красок в подвижное, как бы вибрирующее живописное целое», - писала в старом путеводителе по залам фламандской живописи Эрмитажа Наталья Грицай.

Описывая рубенсовского «Вакха» (настоящее чудо живописи!), искусствоведы отмечают, что римский бог виноградарства и виноделия изюображен не в традиционном для европейской живописи облике прекрасного стройного юноши, а виде растолстевшего гуляки в момент возлияния, когда возле него собираются сатиры и вакханки.

«Это стихийно-природное начало сродни ликующему духу фламандской кермессы (сельского праздника – И.Т.) с ее свободной карнавальной атмосферой, когда смещаются все привычные житейские представления и нормы и вольная стихия праздника, захватывает всех и вся в свое русло… Цвет уже окончательно утрачивает свою локальную определенность, и разноголосье красок сливается в единый мощный аккорд», - пишет та же Н.Грицай.

Рядом с Рубенсом зал его ученика – Антониса Ван Дейка. Великолепное собрание портретов английских аристократов, принесших художнику прижизненную мировую славу, и картин на библейские сюжеты и темы. Но подлинной жемчужиной этой коллекции является автопортрет молодого Ван Дейка, один из самых элегантных потретов в истории живописи. Может быть, впервые на полотне нам явлен образ свободного художника, не мастера, исполняющего пожелания и прихоти богатого заказчика, не придворного живописца, приукрашивающего черты и достоинства царствующих особ,  не ремесленника, продающего свой дар за пропитание и благосклонность хозяина постоялого двора, но творца, равного сильным мира сего.

«Это вдохновенный молодой человек. Он стоит у колонны, которая считается символом Рима, где он был. Это придает ему философичность… Эта элегантность выделяла его из буржуазной среды…», - рассказывает об автопортрете Ван Дейка директор Эримитажа Михаил Пиотровский в своей авторской  программе на телеканале «Культура» http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/59697/episode_id/1228322/.

«Он безусловно идеализирует себя. Но весь облик художника, с изящной небрежностью позы и костюма, со взглядом мечтательным и чуть загадочным, полон артистицизма и поэтической прелести. Утонченности, аристократизму его облика вторит изысканность и  утонченность исполнения», - пишет об автопортрете Ван Дейка Н.Грицай в своем путеводителе.

К сожалению, большинство посетителей музея пробегают мимо этого автопортрета. Они спешат в соседний зал – к Рембрандту. Что ж, последуем за ними.

Окончание следует

Поделиться

Читать также

Комментировать

Войдите, чтобы оставлять комментарии